Майк Мс

ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

Все началось случайно. Один знакомый убедил Бориса Анатольевича Иванова в том, что он, Иванов должен, просто обязан купить мотоцикл. До этого, по словам самого Иванова, он ни о чем таком и не думал. Более того, он как и многие сограждане считал, что мотоцикл - развлечение для подростков или ушибленных на всю голову маргиналов. Но все же дал себя убедить попробовать. Он сам выбрал себе "Ямаху V-Max", хотя сначала ему предлагали купить другой мотоцикл. "Ямаху" вывели из магазина, показали как заводить и он уселся в седло. Тронулся с места и понял, что может делать только правые повороты - налево поворачивать не получалось. В результате, по его словам полтора часа добирался до дому одними правыми поворотами. На следующее утро, часов в шесть он снова сел на мотоцикл и понял, что это - для него....

Мотоцикл стал для него частью жизни. Почти сразу возникло желание найти "братьев по крови". Привыкший быть лидером, Борис решил создать настоящий байкерский клуб - со своим уставом, атрибутикой, клубным помещением. Словом все - по высшему разряду. Собрал байкеров - кого знал и предложил вступить в этот клуб, где себе отводил роль председатея - ведь он вкладывал в эту затею не только душу, но и свои деньги. Однако гордые наши байкеры по обыкновению заявили: "А ты кто такой?" и предпочли оставаться при своих. Несмотря на это Борис не терял надежды и создал-таки байкерское кафе-ресторан "Харлей-Дэвидсон клуб". 1 мая 1995 года считается официальной датой рождения байкерского клуба "Оборотни".

Чтобы привлечь гордых байкеров на свою сторону поначалу в кафе были даже введены специальные правила - тому кто приезжал в косухе и на мотоцикле во-первых разрешалось сидеть в кафе в верхней одежде (то есть в это самой косухе), а во-вторых выставлялось бесплатное кофе. Любителей дармовщины у нас всегда хватало, и байкеры, отвергнувшие идею вступления в клуб "Оборотни" однако часто заглядывали в "Харлей". Но в клуб не торопились. Их аргументы были прежними - "Мы с молодых ногтей на мотоцикле, а ты кто такой?" И долго еще Борис Иванов оставался председалетем байкер-клуба "Вервольф" ("Оборотни") и единственным его членом.

Но постепенно подтянулись люди - в основном состоятельные. Одним из первых появился Алексей Сорокин и быстро стал если не наравне с Ивановым, то уж во всяком случае его правой рукой. Иванов более занимался генерированием идей, а исполнение их и финансирование осуществлял Сорокин. К сожалению, лишь немногие из тогдашних "Оборотней" были столь же искренни в своих стремлениях как Иванов и Сорокин. Другие были привлечены авторитетом Бориса и Алексея, искали личные выгоды от положения приближенных, к ним. Некоторых привлекала элементарная халява - ведь практически все тусовки, которые устраивал клуб оплачивались Ивановым и Сорокиным.

Возможно сыграло свою роль и то странное обстоятельство, что традиционно в России "настоящий мотоциклист" ассоциируется с бородатым человеком в черной коже и обязательно на "Харлей-Дэвидсоне". Этакий "Hell's Angel". Это превратное представление о байкерах уже создало немало проблем в среде отечественных мотоциклистов, и никак не способствовало консолидации. "Оборотни" хотели казаться настоящими - "фирменная" кожа, дорогие мотоциклы, первые современные "Харлеи" в городе и главное - перенятый из фильмов имидж "крутого парня".

К этому добавилось российское "кто не с нами, тот против нас" - и пропасть между "оборотнями" и "остальными" выросла почти непреодолимая. Дошло до того, что одновременно устраивались несколько байкерских слетов - на один приезжали "оборотни" и их сочувствующие, а люди попроще ели сосиски с пивом в нескольких десятках километров от них на своей тусовке. И хотя Иванов повсеместно уверял всех, включая корреспондентов телевидения, что его клуб открыт для любого мотоциклиста, в среде байкеров укрепилось мнение, что нормальному байкеру нечего делать на тусовках "богатеньких буратино". А раз так - " мы не с ними, значит мы против них".

Постепенно байкеры перестали посещать и кафе "Харлей-Дэвидсон". Кафе превратилось просто в точку общепита, лишь оформленную в стиле "харлей-дэвидсон". Точка окупила денежные вложения, даже приносила прибыль, но местом сбора байкеров уже не была... Вместо них появились другие завсегдатаи, которые, к сожалению, превратили байкерский клуб в место "стрелок" и "терок", что практически поставило точку на планах "широкого байкерского движения".

Свою трагическую роль в этой не очень радостной картине сыграла и гибель Сорокина в авиационной катастрофе. Клуб потерял одного из своих предводителей...

Началом нового этапа в истории клуба можно считать середину лета 1999 года, когда Сергей по прозвищу "Злой" впервые заговорил с Борисом Ивановым (у него ктати было прозвище "Акула") о судьбе "Харлей-Дэвидсон клуба". Иванов тогда прямо сказал, что у него нет ни сил, ни времени заниматься проблемами кафе и клуба, да и по его признанию в том что касается клуба не очень-то и получается. Хорошо бы было найти человека, который смог бы навести порядок в ресторане и возродить клуб. "Злой" предолжил на эту роль себя. После довольно долгих переговоров, стороны пришли наконец к соглашению и с 1 июля 1999 года "Злой" официально стал директором кафе-ресторана.

А через полтора месяца, 16 августа 1999 года Борис Анатольевич Иванов трагически погиб.